------ стр.58 ------

Такая обработка указывает на то, что плитки укладывались под столбики (балясины) и на них, завершая их,70  и что балясины приставлялись к стенке печи и находились внутри несколько углубленного пояса, отчего низа нижней плитки и верхней плоскости верхней плитки не было видно.71

Хотя от самих балясин автор не нашел ни кусочка, можно не сомневаться, что балясины вместе с нижними и верхними плитками примерно соответствовали по высоте ряду изразцов «большой руки», стоявших за ними в глубине впадины. К сожалению, мы не можем установить ни размера, ни рисунка этих изразцов с желательной определенностью. Лишь очень небольшой обломок, найденный автором среди других остатков печи столовой палаты, можно признать (и то без полной уверенности) за остаток именно такого изразца (рис. 25, б). Судя по этому обломку, орнамент изразца был симметричным. Малые размеры обломка предопределяют неточность реконструкции изразца (рис. 25, в), хотя подспорьем при

_______________

70 - Не исключено, что верхний и нижний плинты балясин были неодинаковой величины, и, соответственно этому, плитки могли быть двух размеров. Была ли найденная плитка верхней или нижней — определить невозможно.  назад
71 - Такие пояса с балясинами характерны для русских печей XVIII века. Однако нужно отметить, что в коллекциях Ростовского музея хранится часть разборной деревянной формы, служившей для выделки керамических балясин для печей, причем, как это видно из характера орнамента этой балясины, форма относится к XVII веку. См. А. А. Филиппов. Древнерусские изразцы... рис. 72.
Находки в доме Печенко показывают, что пояса с балясинами на Руси украшали печи уже в XVII веке, причем в то время они располагались в нижней половине главной части печи. В печи «веселой» палаты дома Печенко (напомним, что орнаментация этой печи была весьма распространенной не только в Пскове) балясины не отделены от изразцов, они представляют собой, так сказать, полубалясины. В печи столовой палаты этого здания они были отделены от изразцов печи, имели отдельные плинты и абаки (сравните рис.
рис. 23 и рис. 26).
Форма и орнамент балясин при реконструкции печи докомпонованы автором по образцу ростовской балясины.  назад

------ стр.59 ------

Рис.26. Печь столовой палаты. Реконструкция.
Рис.26. Печь столовой палаты. Реконструкция.

------ стр.60 ------

реконструкции послужила аналогия с изразцом XVII века, имевшим, как представляется, рисунок, подобный рисунку нашего изразца.72

Западающий пояс в теле печи не мог не иметь полочки, образующей нижнюю горизонтальную плоскость впадины. Так как остатков такой полочки не было найдено, автору пришлось докомпоновать и эту деталь. Не нашлось никаких остатков изразцов, перекрывавших пролеты между балясинами. Они докомпонованы с учетом тех сходных черт в общем замысле, которые имеются у этой печи и у печи «веселой» палаты (сравните рис. рис. 23 и рис. 26). Вследствие всех указанных неточностей представленную здесь реконструкцию печи нужно считать только предварительной, требующей дальнейшего уточнения.73  Изразец в промежутках между ножками опечья докомпонован автором, использовавшим для этого мотив печного изразца XVII века из города Александрова.

Под полом палаты, служившей кабинетом хозяина, нашлись обломки ценинных изразцов, принадлежавшие не одной, а двум, или, может быть, даже трем печам (рис. 27). Печь здесь, как и в других помещениях, стояла на полу, и под пол изразцы могли попасть лишь при общем капитальном ремонте (а еще вернее — переделке) здания, но не при переделке только стоявшей здесь печи. Поэтому есть основания думать, что часть найденных

_______________

72 - Изразец с «тюльпаном» из декора Кузнечной башни Иосифо-Волсколамского монастыря. См. Н. Н. Воронов и И. Г. Сахарова. О датировке и распространении... рис. 8,2.  назад
73 - Обломки изразцов были найдены автором при поверхностных осмотрах, без раскопок. Хотя во время ремонта здания в 1937 и особенно в 1949—1951 годах отложения XVII—XVIII веков, несомненно, пострадали от перекопки и даже могли быть частично удалены (при устройстве оснований под перегородки и печи), думается, что и теперь раскопки могут еще дать материал, который дополнил бы собранные данные.  назад

------ стр.61 ------

Рис.27. Обломки изразцов разных печей.
Рис.27. Обломки изразцов разных печей.
а – обломок изразца, происходящего от печи похожей на обогреватель дворца в селе Алексеевском;
б, в, г, д – обломки изразцов, соответствующих изразцам, входивших в облицовку печей Теремного дворца в Москве;
е, ж – обломки изразцов, подобных изразцам печи в Лопухинском корпусе Новодевичьего монастыря в Москве.

------ стр.62 ------

здесь обломков ценинных изразцов происходила от печей, стоявших в верхних хоромах.74

Все изразцы «большой руки», обломки которых здесь, нашлись, принадлежали к числу широко распространенных, так же как и остатки изразцов опечья и обвершки печи. Цвета росписи самые обычные: фон светло-бирюзовый, детали орнамента расписаны синей, белой, бледно-желтой и красно-коричневой эмалями. Один из обломков (рис. 27, a) происходил от печи, похожей, по-видимому, на обогреватель дворца в селе Алексеевском.75

Четыре обломка относились к изразцам, соответствующим изразцам, входящим в облицовку печей Теремного дворца в Москве76  (рис. 27, б, в, г, д). Однако это не значит, что здесь была печь, подобная печам Теремного дворца. Есть основания думать, что в печи Теремного дворца эти изразцы были введены в дополнение к основным, что вызывалось необходимостью увеличить, высоту печей сверх обычной; принадлежали же они другому набору, для реконструкции которого пока нет достаточных данных.

Два обломка происходили от изразцов, подобных изразцам печи в Лопухинском корпусе Новодевичьего монастыря в Москве77  (рис. 27, е, ж). Однако автор счи-

_______________

74 - Все изразцы, найденные во втором этаже дома Печенко, не носят ни малейших следов пожара; из этого видно, что в XVII веке палаты и хоромы над ними не горели.  назад
75 - См. Н. Н. Воронов и И. Г. Сахарова. О датировке и распространении... стр. 94, рис. 11.  назад
76 - См. Н. Н. Соболев. Русский орнамент... табл. 91.
В Пскове муравленые изразцы такого рисунка были в пояске на барабане церкви Сергия с Залужья, а обломки ценинных — в «доме Ксендза», в палатах Поганкиных, Вторых палатах Меншиковых и других древних зданиях.
 назад
77 - См. И. П. Машков. Архитектура Новодевичьего монастыря в Москве. М., 1949, рис. 86 и 87.
Почти не отличаются от них по рисунку печные изразцы в поясе на барабане церкви Михаила Архангела в Пскове, изразцы из декора кузнечной башни Иосифо-Волоколамского монастыря и печи церкви Адриана и Натальи в Москве. См. Н. Н. Воронов и И. Г. Сахарова. О датировке и распространении... стр. 101 — 104, рис. 20 и 21.
 назад

------ стр.63 ------

тает, что печь Новодевичьего монастыря не может служить основанием для реконструкции печи описываемых палат. В печи Новодевичьего монастыря несколько раз повторяются два ряда изразцов с изображением ваз. Есть основания сомневаться, чтобы декор более ранних печей с такими вазами, в их числе и псковских, был так построен. Рисунок двух рядов изразцов с изображениями ваз говорит о том, что над вазами в печах более ранних, к которым, вероятно, относились и псковские, был еще растительный орнамент. Концы стеблей, свисающие в промежутки между вазами (во втором ряду), подтверждают это.78  Судя по пропорциям рисунка двух нижних рядов, не известная нам верхняя часть этой композиции занимала тоже два ряда, то есть весь орнамент распространялся на четыре ряда облицовки. Отсюда следует, что это была облицовка верхней части печи, обычно состоявшая из четырех рядов изразцов «большой руки» (рис. 28).

Каков был рисунок нижней части, не установлено, но, во всяком случае, можно утверждать, что изразцов с вазами не было, могла быть только композиция, укладывавшаяся в два ряда изразцов «большой руки». Такую композицию автор и поместил на реконструкции.79

Окна в палатах были двоякого рода — холодные и утепленные. И те и другие не имели решеток. Вероятно, хозяин признал решетки ненужными, так как на всех окнах (за исключением щелеобразных, о которых мы здесь не говорим) были наружные «затворы», то есть ставни

_______________

78 - Это ясно выражено в изразцах из Пскова, из церкви Адриана и Натальи в Москве и Иосифо-Волоколамского монастыря.  назад
79 - Рисунок этих изразцов взят из альбома «Художественно-промышленный музей Императорского общества поощрения художеств в СПб». СПб, 1891, л. V.  назад

------ стр.64 ------

из толстого «дощатого» железа с крепкой оковкой из полос по краям, крестовиной из двух полос, расположенных по диагоналям, и пары петель из таких же полос, протянутых во всю ширину ставни. В отепленных проемах были закладные деревянные колоды из брусьев (их отпечатки везде хорошо сохранились). В откосах окон столовой палаты остались впадины, предназначавшиеся для заводки в них деревянных брусчатых закладок, которыми, по-видимому, закреплялись не окончины, а обитые сукном «втулки», помогавшие лучше сохранять тепло в то время, когда палата пустовала. В окнах других палат таких впадин не было и, следовательно, не было и «втулок». Надо полагать, это было связано с тем, что «веселой» палатой и комнатой хозяина пользовались часто — в первой собирались домашние для работ и развлечений, во второй занимался делами глава семейства,— столовая же палата открывалась лишь время от времени, и в перерывах ее окна зимой заставлялись «втулками» для сбережения тепла. Может быть, учитывая это, ее окна снабдили не двойными, а лишь одиночными окончинами.

Чтобы представить интерьеры палат, нужно выяснить, где и как располагались киоты, пристенные лавки и столы. В сенях до сих пор сохраняется прямоугольная двууступчатая ниша, предназначенная для киота. Пропорции ниши (она растянута в ширину) говорят о том, что вставлявшийся в нее киот заключал в себе миниатюрное подобие иконостаса. Киоты такого большого размера далеко не всегда бывали в сенях даже самых богатых псковских жилых зданий XVII века. Если принять во внимание, что на дворовом фасаде до сих пор сохраняются две ниши для икон,— а были они еще, несомненно, и на воротах и над входной дверью в сени с крыльца,— то нельзя не признать, что хозяин палат уделил необычно большое внимание уснащению своего жилища иконами. Поэтому, очевидно, не могло быть, чтобы он не поместил нарядной образницы с богатым набором икон в столовой палате.

------ стр.65 ------

Рис. 28. Печь в кабинете хозяина дома. Реконструкция.
Рис. 28. Печь в кабинете хозяина дома. Реконструкция.

------ стр.66 ------

В этой палате нет ни ниши, ни крюков, вделанных в стену для прикрепления образницы, однако это надо понимать как свидетельство того, что образница не висела, а стояла на полу и была настолько солидной, что

Рис.  29.  Столовая  палата.
Рис. 29. Столовая палата.

для устойчивости ее не требовалось связывать со стеной.80  Располагаться она могла только посредине глухой стены, отделявшей палату от комнаты хозяина,— найти другое место для нее было невозможно (рис. 29). В «ве-

_______________

80 - Не исключено, впрочем, что крюки были, но оказались утерянными в XIX веке при пробивке нового дверного проема.  назад

------ стр.67 ------

селой» палате киота, по всей вероятности, не было.81  В комнате хозяина небольшой киотец мог висеть на стене.

О расположении стола пировой палаты можно догадаться лишь путем общего исследования вопроса о внутреннем оборудовании псковских столовых палат, основанного на широком материале и прежде всего на изучении всех сохранившихся древних псковских жилых зданий. Такое исследование автором в некоторой мере уже проделано, и показанное на чертеже расположение стола (рис. 29) имеет твердое основание. Стол в кабинете хозяина дома стоял, несомненно, вблизи окна, чтобы на нем было удобно читать и писать. Врубать этот стол в пол, как это делалось в столовой палате, не было надобности; он, конечно, был переносным, и его могли передвигать.

Расположение лавок в столовой палате обусловливалось расстановкой всех других частей внутреннего оборудования. У стены, где была входная дверь, два стенных шкафа, опускавшихся до уровня пола, сбоку печь, места для лавок не оставалось. Едва ли были лавки рядом с киотом, стоявшим на полу. Таким образом, для них остается место только под окнами, вдоль пирового стола. В «веселой» палате лавки показаны везде, где им не мешали двери, высокие, начинающиеся от пола стенные шкафы, печь и чулан, и, думается, на это есть все основания: в этом помещении требовалась возможно большая протяженность лавок. В кабинете хозяина лавки показаны точно так же по всем стенам, где им не мешали двери, печь и «чулан». В сенях имелось очень мало места, где можно было приделать к стене лавки, и, надо полагать, их здесь вовсе не было, так как пристраивать в одном — двух местах их коротенькие обрывки едва ли имело смысл.

_______________

81 - Есть основания думать, что в «веселых» палатах вообще не принято было устанавливать киоты.  назад

------ стр.68 ------

Как располагались в палатах светильники, подвешивались ли они к потолку или нет,— сказать уверенно нельзя, так как с исчезновением первоначальных потолков утрачена возможность найти следы прикрепления к ним приборов освещения. Со свода сеней, как всегда, свешивалось пять стержней с кольцами, к которым подвешивались светильники.

Интерьеры палат очень характерны для древнепсковской гражданской архитектуры. К сожалению, недостаток места в данной работе не позволяет остановиться на анализе их эстетических качеств, показе того, как удачно нашли зодчие связь архитектурно-художественного решения каждого помещения с его назначением, с каким тонким вкусом, безошибочным художественным расчетом и глубоким пониманием красоты создали они архитектурный фон для сцен той жизни, которая должна была протекать в этом здании. Остается лишь отослать читателя к другому сочинению, где об этом сказано (к сожалению, очень кратко).82  Здесь помещены лишь план и рисунки интерьеров (рис. 30, 31, 32, 33).

 

 

Изучение дома Печенко позволяет судить о жизни его первых хозяев и даже в какой-то мере о личных качествах этих людей. Старейшая часть дома может рассказать не только о некоторых чертах быта, общих для быта псковских посадских людей «средней руки», но и об особенностях именно того семейства, для которого это здание было построено.

Компоновка палат показывает, что достаток их хозяина возвысился до среднего уровня лишь незадолго до создания этого его жилища. Взгляды человека, много лет до того принадлежавшего среде «молодшего» люда, прежде всего сказались в том, что он решил принимать

_______________

82 - Ю. П. Спегальский. Псков. Л, — М., 1963, стр. 188—192.  назад

------ стр.69 ------

гостей не в двух палатах (что было бы вполне осуществимо при данном объеме здания), а в повалуше.83  По привычке человека, еще недавно бывшего небогатым, он расположил это помещение для приема гостей в торце: дома, уходящем в глубину участка, а к улице обратил клеть — совсем как в постройках самых простых жителей

Рис. 30. Внутреннее оборудование пристроенной части дома Печенко.
Рис. 30. Внутреннее оборудование пристроенной части дома Печенко.
1 - открытые проемы; 2 - дверь холодная (с железной створкой); 3 - окна холодные; 4 - двери утепленные (с деревянными колодами);
5 - окна утепленные (с деревянными колодами); 6 - печи; 7 - проем для топки (с железной створкой); 8 - входы в деревянные лестницы наверх;
9 - стульчак; 10 - нишка для фонаря; 11 - cтенные шкафики малые (от уровня лавок); 12 - шкафики: большие (от пола); 13 - ниша для киота;
14 - место киота (по предположению автора); 15 - пристенные лавки (по предположению автора); 16 - стол врубленный (по предположению автора);
17 - стол переносный (по предположению автора).

_______________

83 - См. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 37, 152, 157.  назад

------ стр.70 ------

посада и вопреки установившемуся обыкновению богатых псковичей, в домах которых на улицу всегда выходили окна пировой палаты.84  Сама повалуша по расположению печи и стола напоминала простую избу (рис. 15). Видимо, не случайно под деревянным полом задних сеней было то глубокое подполье, которое при переделке палат завалили мусором, — вполне возможно, что в него, как это бывало в обычных поземных избах, был устроен лаз, и оно служило для хранения некоторых продуктов и напитков.

Рис. 31. Сени. Вид от входной двери.
Рис. 31. Сени. Вид от входной двери.

_______________

84 - См. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 146 - 147.  назад

------ стр.71 ------

Построившее это здание семейство, по всей вероятности, не успело еще приобрести обширного круга друзей среди новой для него среды людей «средней руки». Вместе с гостями оно умещалось за довольно небольшим столом, а для развлечений после пира в этом доме хва-

Рис. 32. «Веселая» палата.
Рис. 32. «Веселая» палата.

тало места на не особенно просторной свободной площади повалуши. Самое обширное помещение палат - клеть. Чрезвычайно большое внимание было уделено и обеспечению сохранности содержимого клети (надо полагать, она была наполнена главным образом товарами) и удобству пользования этим хранилищем. Для загрузки товаров и выноса их сделали особую дверь — прямо из клети во двор. Однако открыть эту дверь нельзя было, не отодвинув предварительно изнутри толстый брус, вложенный в канал внутри стены, для чего нужно было

------ стр.72 ------

проходить в клеть внутренним ходом. Окна, необходимые для проветривания помещения и товаров, были предохранены, кроме решеток и обычных наружных железных ставен, еще и внутренними железными ставнями, которые, к тому же, закладывались, как и дверь, засовами

Рис. 33. Комната хозяина дома.
Рис. 33. Комната хозяина дома.

из брусьев, вложенных в каналы в стене. Ни один из самых богатых псковских купцов не проявлял большей заботы о своей клети, чем хозяин этих палат, вероятно, особенно беспокоившийся о материальной основе своего процветания именно потому, что он только еще начинал «подниматься к богатству».

На компоновке палат в то же время отразилось и желание создать возможную при данных условиях парадность обстановки приема гостей. Дверной проем, не-

------ стр.73 ------

посредственно связавший задние сени с повалушей сделан, как думается специально для того, чтобы хозяйка дома, и те, кто ей помогал, могли вносить через него угощение в повалушу. Сидевшие на главной плетенной лавке за столом были обращены лицом к этой двери а выходившие из нее к гостям должны были проследовать чуть ли не через всю повалушу, представая при этом перед глазами гостей на фоне печи, блиставшей в глубине яркой росписью, что способствовало живописности всей картины. Внесение угощений через дверь из передних сеней не могло выглядеть так торжественно, и, надо думать, не только то, что доставали из подполья задних сеней (если оно действительно служило для хранения яств и питий), но и кое-что поступавшее из поварни (то есть со двора) тоже вносили во время пира в повалушу через задние сени. В них, вероятно, стоял поставец с ожидающими своей очереди сосудами, здесь же, как есть все основания предполагать, получали последние наставления те, кому предстояло выходить с новым угощением в повалушу, к гостям.

Такое внимание к обстановке праздничных приемов не следует, однако, считать следствием влияния на обитавшее здесь семейство нравов «лучших» людей. «Молодшие» псковичи тоже любили пиры и, устраивая их в соответствии со своим достатком, не забывали соблюдать при этом старинные обряды, придавать своим празднествам, насколько это было в их силах, яркий, а порой даже торжественный характер.85  В компоновке же приемных помещений палат Печенко нельзя найти ничего, что было бы заимствовано от жилищ богатых псковских купцов.

_______________

85 - Подтверждением этому могут служить хотя бы народные свадебные обряды.
О любви старинных псковичей к пирам см. В. А. Федоров. Роль церквей и монастырей в жизни средневекового Пскова. Журнал «Экскурсионное дело», № 4, Петроград, 1922, стр.12.
 назад

------ стр.74 ------

Стремясь придать своей повалуше возможно более богатый вид, глава семейства, занимавшего это здание, выбрал для нее печь, отличавшуюся особенно пышным орнаментом, необыкновенной контрастностью и пестротой росписи. И все же, как видно, сопоставление красного с серо-зеленым показалось ему еще недостаточно броским, и он ввел в среднюю часть печи светлые ярко-зеленые изразцы, нарушившие гармонию цветов декора печи. Как видно, вкусы этого человека были грубоватыми, он не обладал тонким ощущением цвета. Для нас очень интересна эта его черта, рисующая его внутренний облик и помогающая более ясно видеть обстановку его жилища. Ведь крайнее пристрастие хозяина дома к яркости и контрастности, несомненно, отразилось и на подборе других частей внутреннего убранства — полавочников, наоконников, подскатертников и скатертей пирового стола и даже украшавшей этот стол утвари — и на одежде его и членов его семьи.

Не менее интересным представляется обладатель палат, пристроенных позднее. Все в этих палатах говорит о том, что их хозяин смолоду воспитывался в семье, принадлежавшей к богатому псковскому купечеству. Он не только усвоил привычки и понятия, характерные для этой среды, но, видимо, сумел в некоторых отношениях подняться выше ее среднего уровня. Хотя палаты и не очень велики, в них была предусмотрена особая комната, которая, судя по найденным в ней вещам и положению ее среди других помещений здания, предназначалась для того, чтобы хозяин мог в ней уединяться и заниматься своими делами, некоторые из которых были связаны с употреблением письменных принадлежностей,86  а также, по-видимому, принимать посетителей и, наконец, проводить время с избранными знакомыми. Помещений такого

_______________

86 - Именно в этом «кабинете хозяина дома» автор нашел чернильницу XVII века и связку гусиных перьев для письма.  назад

------ стр.75 ------

рода мы не находим даже в самых богатых псковских купеческих жилищах, принадлежавших последним десятилетиям XVII века, не говоря уже о более ранних.87 

Колода изящных французских игральных карт XVII века, спрятанная в этом кабинете, в щели под нижней доской стенного шкафика, показывает, что ее владелец любил эту заморскую игру, хотя и опасался, что его могут порицать за нее.88  Осколки посуды, найденные в палатах и отчасти на дворе, в отложениях XVII века, открыли нам, что в число предметов, украшавших жилище, входили расписная персидская и турецкая майолика, китайский фарфор и западноевропейский фаянс,89  причем не один — два предмета, а довольно богатый набор. Такое пристрастие к дорогим произведениям прикладного искусства говорит о незаурядном развитии художественного вкуса хозяина палат, о существовавшей у него потребности окружать себя красивыми вещами.

Высокие эстетические достоинства интерьера палат свидетельствуют не только об одаренности и опытности строивших их мастеров, но в какой-то степени и о вкусе заказчика, сумевшего, очевидно, оценить художественные приемы, найденные строителями. Может быть, этот заказчик был даже способен кое-что подсказать мастерам. Ведь он не мог не принимать решающего участия

_______________

87 - О характере помещений богатых псковских жилых зданий на трех этапах развития их архитектуры см. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 156—168.
Оговоримся здесь, что в некоторых случаях роль кабинета хозяина в богатейших псковских жилых палатах могла играть столовая палата для особо почетных гостей или одна из спальных горниц мужской половины.  назад
88 - Выбоина под шкафиком, за его рамкой, была явно сделана специально, по-видимому, именно для того, чтобы скрывать там карты.  назад
89 - О находках осколков восточной посуды в этом здании и около него на дворе см. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 102.  назад

------ стр.76 ------

в выборе вида печей, а здесь этот выбор сделан с очень большим художественным чутьем.90 

Обладая чувством красоты и влечением к его удовлетворению, хозяин этих палат должен был, конечно, увлекаться не только редкой посудой, но и другими предметами искусства. Его развитый вкус, без сомнения, сказался на отборе икон, украшении их, декорировании киотов, убранстве палат и стола. Надо думать, что у него, а тем более у его жены, было немало дорогих ювелирных изделий, и не случайно он предложил каменщикам сделать ему в нижнем этаже тайник, вместимостью с сундук средних размеров.

Отметим еще одну черту этого, надо полагать, не совсем обыкновенного представителя псковского купечества последней четверти XVII века. Он, как можно видеть по его дому, не кичился перед другими превосходством своего развития и своих интересов, не пытался ставить себя в особое положение, не заводил у себя необычных порядков. Кто-то из посещавших его заходил в его особую комнату, проводил там с ним время за делами, которые едва ли были типичными для псковских купцов того времени. Однако гостям в этом доме была предоставлена обычная, рядовая «веселая» палата, и, надо думать, в ней и развлечения были самые общепринятые. В планировке столовой палаты и в составе предметов ее оборудования не было ничего, что отличало бы ее от столовых палат других домов псковских купцов такого же достатка. В ней нет никаких признаков не только «боярствования», но даже хотя бы оригинальничанья ее хозяина.91  Думается, что заморская посуда и другие редкости,

_______________

90 - См. Ю. П. Спегальский. Псков... стр. 191.  назад
91 - Можно сравнить данную палату со столовыми палатами в домах Трубинского и Ямского (см. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 112—114 и рис. 91, стр. 120 и рис. 95). Нужно, однако, учитывать, что палаты Трубинского построены, по всей вероятности, немного позднее дома Печенко, а палаты Ямского — еще позже.  назад

------ стр.77 ------

бывшие у него, он приобретал не для того, чтобы поражать ими гостей, а для удовлетворения собственной потребности в красивом.

Общий уклад жизни этого семейства был самым обычным. Стенной лестничный ход, выведенный из спальных покоев женской половины прямо во двор мимо всех других помещений, красноречиво повествует о том что здесь жила «государыня», обязанная вести все домашнее хозяйство, встававшая поутру раньше всех, будившая слуг, отпускавшая им самолично продукты и материалы и задававшая им работу еще в ту пору, когда все домашние спали.92 

Как показало изучение псковских жилых зданий XVII века, такое положение жены хозяина дома было характерным для псковского купечества, и только некоторые из самых богатых гостей, такие как Поганкин и Трубинские, позволяли себе «боярствовать» в домашнем быту. Несколько шире распространилась среди псковского купечества склонность к усложнению обряда приема гостей церемониями, заимствованными у бояр и богатейших московских купцов. Однако семья, обитавшая в описанном здании на древней Никольской улице, и в этом отношении не выделялась из основной массы псковских посадских людей.93 

 

 

Все, что изложено здесь о доме Печенко, можно было бы дополнить некоторыми подробностями. Но спешить с этим не стоит. Тщательное исследование может дать еще много нового материала. Автор настоящей работы не проводил специального изучения этого здания

_______________

92 - См. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 16; Ю. П. Спегальский. Псков... стр. 192.  назад
93 - См. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 48, 116, 158.  назад

------ стр.78 ------

с необходимыми зондажами и раскопками. Его наблюдения случайны и неполны. Автору не пришлось быть свидетелем работ по переделке дома Печенко, проводившихся в 1937 и 1949—1950 годах, когда можно было собрать существенные данные о деревянных этажах, о деталях внутреннего убранства и другие материалы.94  Кто знает, может быть, не в таком уже далеком будущем по этому памятнику будут все же проводиться настоящие реставрационные работы и исследования, которые позволят значительно увеличить и исчерпывающим образом, интерпретировать материал, относящийся к нему. В то же время рассказанного здесь уже достаточно, чтобы представить, сколь замечателен этот памятник по степени его сохранности, по его архитектурно-художественным качествам, по своеобразности типов его обеих частей, по тому, какую богатую пищу для ума и воображения он мог бы дать любым посетителям его, будь он должным образом сохранен, а тем более реставрирован.

Между тем он — мы особенно подчеркиваем это — всегда считался и считается очень плохо сохранившимся и малоинтересным. Почти все, кто писал о псковской архитектуре, не находили нужным даже упоминать о нем.95  Причина столь несправедливого мнения об этом памятнике весьма проста.

_______________

94 - Во время работ 1949—1951 годов все верхи каменных стен второго этажа были обнажены от закладок XIX века, и при этом полностью открылись отпечатки нижних венцов деревянных стен. Тогда же было почти полностью раскопано основание крыльца, сломанного в XIX веке. Но ни графической фиксации открытий, сделанных при этом, ни описания их не производилось, да и едва ли кто-либо обращал внимание на открывшиеся тогда следы.  назад
95 - Очень краткую характеристику ему дал Н. Ф. Окулич-Казарин, считавший необходимым упоминать даже о «третьестепенных» памятниках, известных ему. «Верхний этаж совершенно переделан, и только кое-где остались своды и узкие, тесные чуланчики, с узкими щелеобразными окнами», — вот, по сути дела, все, что он написал об этом здании. (Н. Ф. Окулич-Казарин. Спутник по древнему; Пскову. Псков, 1911, стр.169).
Упоминания о доме Печенко имеются, кроме того, в работах: Ю. П. Спегальский. Псков. Л.—М., 1946,
стр. 46—47; В. Лавров и П. Максимов. Псков. М., 1950, стр. 25. Краткие описания памятника содержатся в книгах: Ю. П. Спегальский. Псков. Л.—М., 1963, стр. 186—192; Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 96—106.  назад

------ стр.79 ------

Дело в том, что не только капитальные перестройки, сопряженные с крупными ломками, способны коренным образом изменять вид древних зданий. Даже мелкие мало существенные переделки, если их много, и поверхностные наслоения, почти не задевающие первоначальную основу, если они обширны, — скрывают от глаз древнее ядро здания и лишают возможности судить по виду памятника о его действительной сохранности и ценности. Именно по этой причине не только любители, но и серьезные исследователи архитектуры Пскова очень часто глубоко ошибались, оценивая памятники псковской гражданской архитектуры. Приведем несколько характерных примеров. Палаты Фаддея Гурьева («дом де Барани») и палаты близ Сокольей башни («дом Ксендза»)96  до нашего времени сохраняли каменные этажи очень мало попорченными.97  И тем не менее, из-за небольшого расширения оконных и дверных проемов, переборок, разделивших палаты, потолков новой конструкции и толстого слоя новой штукатурки, наглухо закрывшей и новые и древние части здания, даже лучшие знатоки Пскова считали эти памятники плохо сохранившимися и неинтересными.

_______________

96 - Автор ставит в кавычки названия памятников не первоначальные, а данные им позднее, главным образом по имени их последних владельцев.  назад
97 - Кроме каменных, были и деревянные этажи, не дошедшие до нашего времени. См. Ю. П. Спегальский. Псковские каменные... стр. 94—96, 106—109.  назад
98 - Н. Ф. Окулич-Казарин писал о «доме де Барани»: «Внутри все переделано, но своды кое-где остались». (Н. Ф. Окулич-Казарин. Спутник... стр. 177). Он же писал о «доме Ксендза»: «Он совершенно переделан, но сохранил еще остатки массивного крыльца на двух толстых каменных столбах». (Там же, стр. 151). После Великой Отечественной войны, когда в этом здании осыпались поздняя штукатурка и закладки, хорошая сохранность его каменной части стала совершенно очевидной. Тем не менее в 1953 году его снова исказили грубой переделкой, выдававшейся за «реставрацию». При этом были растесаны нетронутые первоначальные окна палатки над крыльцом. Новым окнам — в частности, пробитым в задней стене здания, не имевшей в старину окон, — были приданы формы, подобные формам древних. Печные изразцы XVII века были вместе с мусором выброшены на свалку.  назад

------ стр.80 ------

Наиболее старый из двух «домов Подзноевых» — редкостнейшая по характеру архитектуры обширная монументальная жилая постройка первой половины XVII века — признавался совершенно переделанным и не заслуживающим большого внимания.

Таким ошибкам не приходится удивляться. До тех пор, пока поздние наслоения, скрывавшие древнюю сердцевину этих зданий, не стали подвергаться большим разрушениям, нелегко было догадаться, что под поздними облицовками сберегались древние стены с первоначальной штукатуркой и побелкой, стенными шкафами, нетронутыми оконными и дверными проемами, внутристенными лестницами; что в этих зданиях существовали скрытые от глаз новой кладкой и штукатуркой древние деревянные части, а где их недоставало, — их отпечатки; что в любом из этих зданий можно было найти остатки изразцовых печей и других принадлежностей их прежнего убранства и оборудования. Нужно учитывать при этом, что даже наиболее признанные памятники псковской гражданской архитектуры также до сих пор не получили еще полной научно обоснованной оценки. Лишь в результате их внимательного изучения и реставрации можно было бы составить представление об их действительной ценности как памятников архитектуры, истории и быта.

К НАЧАЛУ...

 


стр.5-29    стр.30-57   стр.58-80


 

Каталог сайтов Пскова «Псковский Топ». Сайты г.Пскова и Псковской области Яндекс цитирования Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz